Категория: Новости 3-12-2020, 11:10

Николай Вознесенский

Всегда интересно, кому харизматичный и непререкаемый правитель хочет передать свою власть на исходе лет. Кого готовит в приемники. Ну, как Брежнев – Андропова. Или Ельцин – Путина. Но тайной навсегда останется то, на кого рассчитывал Петр Первый со своей обрывающейся фразой «Отдайте все..», Ленин или, например, - Вождь всех вождей.

Вот кому Сталин хотел передать власть

При жизни Иосиф Сталин являл собой пример такого неприкрытого властолюбия, что мало кому вообще могло прийти в голову, что он вообще задумывается о том, кто будет править страной после него. Однако… На самом деле это нет…

Есть сведения о том, что себе в приемники Иосиф Виссарионович прочил в разное время двух кандидатов.

Номер один. Председатель Госплана

Вот кому Сталин хотел передать власть

Первым был – и это довольно неожиданно – экономист (!) Николай Алексеевич Вознесенский. Доктор экономических наук. С 1938 года он был  председатель плановой комиссии при Совнаркоме СССР (Госплана). Сталин очень ценил его, прислушивался к его мнению, и, как говорят, однажды обронил, что именно Вознесенского хотел бы видеть своим преемником.

Это и предрешило судьбу талантливого экономиста: Берия, Маленков и другие поняли, что в живых оставить возможного «претендента» никак нельзя, и Вознесенский попал в репрессивную машину.

Когда он был арестован в числе других по «ленинградскому делу» в 1949 году, Сталин, как говорят, даже лично написал на папке с «делом» Вознесенского: «Не верю».

 

Есть слухи, никакими документами, впрочем, не подтвержденные, что он не был расстрелян, а направлен по личному распоряжению Сталина на Урал. Вождь, хотел, якобы, чтобы Вознесенский спокойно работал где-нибудь в отдаленной местности. Однако по дороге в лагерь "приемник" простудился в арестантском вагоне и скоропостижно умер.

Номер два. Главный партизан

Вот кому Сталин хотел передать власть

Первый секретарь компартии Белоруссии Бывший председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов утверждал, что после гибели Вознесенского Сталин прочил себе в преемники Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко. С 1938 по 1947 год Пономаренко был Первым секретарем компартии Белоруссии, а в годы войны возглавлял партизанское движение. Он показал себя прекрасным организатором и был глубоко симпатичен Сталину еще до войны.

Лукьянов вспоминал следующее:

«В ЦК от людей, которых назвать публично я не могу, но чья честность у меня не вызывает сомнений, мне довелось слышать следующее. За несколько дней до смерти Сталина с его ведома была подготовлена записка с предложением о назначении Председателем Совета Министров СССР Пономаренко - вместо настаивавшего на своей отставке Сталина, в виду надвигавшейся на него старости, о чем он официально поднимал вопрос на октябрьском Пленуме ЦК КПСС. То есть- за 4,5 месяца до смерти Иосифа Виссарионовича.

Этот проект был уже завизирован почти всеми первыми лицами за исключением Берии, Маленкова, Хрущёва и Булганина. Весной 1953 года обсудить проект Постановления предполагалось на заседании Президиума ЦК КПСС, которое, по официальным данным, должно было состояться 2 марта. Однако, неожиданная смертельная болезнь Сталина не позволила рассмотреть записку, а после кончины вождя, естественно, этот проект был отодвинут теми, в чьи руки перешла власть. С приходом к партийной власти Хрущева этот документ исчез…».

Придя к власти, Хрущев тут же отправил Пономаренко Первым секретарем компартии в Казахстан, подальше от Москвы. А затем и вовсе выслал за границу – послом.

Тот факт, что Пономаренко был отстранен от работы в Совмине, понижен по партийной части до кандидата в члены Президиума, а затем и выслан подальше от Москвы, говорит о том, что Хрущев и в самом деле мог видеть в энергичном и сравнительно молодом руководителе партизанского движения соперника.

Пономаренко, конечно же, уступал Вознесенскому в образованности. Ведь со времен Владимира Ильича Ленина считалось, что первое лицо государства должно быть способно на научную разработку программы строительства и развития социализма. Вознесенский, автор научных трудов по политэкономии социализма, был предпочтительнее, чем Пономаренко, превосходно показавший себя, как военный организатор. Но, поскольку Вознесенский сгинул в мясорубке «ленинградского дела», Сталин мог делать ставку и на Пономаренко.
Ну а в итоге мы получили «очень образованного» и «способного на научную разработку» Хрущева.